Кто и как 20 лет в Украине "отжимал" рынки

21 декабря 2012 - Admin
article64.jpg

Председатель правления Укоопсоюза Владислав Гончаренко рассказал "КП", почему самым лакомым куском для криминала и рейдеров являются рынки и зачем начата реформа потребкооперации.

 В Украине передел собственности чаще всего сопровождается не только юридическими войнами, но и доходит до силовых конфликтов. Информации в СМИ об этом немало, однако об объектах, за которые всегда шла самая ожесточенная борьба - о рынках, говорить не принято. Впервые о конфликтах и переделе собственности рынков Украины рассказал человек, который возглавляет организацию, управляющую 15% рынков страны, председатель правления Укоопсоюза Владислав Гончаренко.

-  Владислав Васильевич, сегодня система Укоопсоюза включает более 400 рынков, по сути, вы уже год, с момента вступления в должность, управляете львиной долей рынков Украины, неужели этого мало?

 - В начале 90-х в систему потребительской кооперации входило более 1500 рынков во всех областях Украины, сегодня их у нас - 400. За 20 лет независимости систему разграбили, обобрали при гробовом молчании как тех, кто силой отбирал имущество, так и тех, кто создавал эти рынки, но оказался не настолько современным, чтобы защитить их. Я говорю не только о рынках. Еще большие потери система получила в сегменте розничной сети, ресторанного бизнеса, производственных предприятий, оптовых баз. Потеряно 90% объектов. Больше этого не будет. Реформа, которая разработана за последний год и вступает в силу, - это щит против тех, кто забыл, что такое работать, создавать самому и еще хотел бы обманом заполучить чужое имущество. 

Я искренне рассчитываю на поддержку со стороны президента Украины Виктора Януковича в ходе реализации реформы. Реформа - это решение проблем, которые обескровили систему, поставили ее на край выживания, заставили, в полном смысле слова, сражаться, защищая свои объекты и 500 тысяч пайщиков, которые составляют потребкооперацию.

КАК ЭТО БЫЛО

- Считается, что за рынки воюют крупные полукриминальные объединения, именно поэтому о таких конфликтах в прессу и не заявляют...


- В Интернете, как правило, инициативу по смене собственника рынков приписывают неким криминальным авторитетам с яркими прозвищами, но это не так. Практически всегда захват рынка потребительской кооперации начинался по инициативе кого-то, кто прикрывался своей принадлежностью к органам власти. Звонок, встреча в кабинете, лозунги о всеобщем благе - вроде как все официально, но суть была грабительская, так как в основе ее лежало требование, чтобы мы отказались от того, что нам законно принадлежало десятилетиями!

- Вы говорите о власти на каком уровне?

 - Как правило, гор-, райсовет, реже - обладминистрация. В зависимости от объекта. Я говорю о ситуациях, когда инициаторы особо не прятались, почему-то считали, что лозунги о всеобщем благе местной общины могут оправдать грабеж.

 Начинают громкую дискуссию о том, что рынок должен принадлежать местной громаде, а фактически - изъят вдруг из собственности кооперации и передан в коммунальную собственность. Это типичная схема захвата рынка коммерческими структурами: коммунальным рынок остается максимум 2-3 месяца, потом его передают коммерческой структуре с "цветастым" названием.

 Пресса и те, кто говорил о всеобщем благе, тут же забывают о нем, а напрасно. Стоило бы посмотреть на факты: платежи в бюджет с этого рынка в разы становятся меньше, чем платили, когда управляла потребительская кооперация. Пример из последних. Центральный рынок г. Первомайска Николаевской области за первое полугодие 2010 года, когда он был собственностью облпотребсоюза, выплатил в бюджет 480,2 тыс. грн., а за 6 месяцев 2011 года, находясь в управлении коммунального предприятия, выплатил лишь 248 тыс. грн. А это зарплаты бюджетникам, врачам, учителям. 

- А народные депутаты, защищенные иммунитетом, не претендовали на рынки?

- Конечно, претендовали, даже на уровне министров были инициаторы, но активным звеном выступала все равно местная власть.

БОРЬБА ЦЕНОЙ В СОТНИ МИЛЛИОНОВ

- Не проще ли агрессорам заняться менее рискованным бизнесом?


 - Учитывайте, во-первых, что тот, кто забирает, как правило, имеет другую жизненную философию: он не привык что-то производить, создавать, строить. Мы даже в сложные для Украины годы вкладывали в благоустройство рынков, в материально-техническую базу по 58-60 млн грн. ежегодно. Ведь на некоторых рынках не было ни водопроводов, ни асфальта, ни санузлов. Кому-то кажется привлекательным  получить площадки, созданные нами, чтобы спокойно несколько лет просто выжимать из них все возможные деньги: уплотняя до безобразного торговые места, экономя на текущих ремонтах. Строить начинают только тогда, когда появляется угроза потери теперь уже его права владения этим рынком, чтобы закрепить за собой собственность наличием им построенного имущества.

- О каких заработках с рынка идет речь?

 - Могу сказать в целом по системе: мы ежегодно платим порядка 300 млн грн. налога (до отмены рыночного сбора сумма была еще больше). Поскольку, повторюсь, мы платим все налоги, можете сами посчитать все остальное. 

ТОГДА И СЕЙЧАС

- Принято считать, что рынки - оплот рэкета.


 - В 90-х на рынках действительно были бригады крепких ребят в спортивных костюмах. Приходили и говорили предпринимателям: "Будем тебя охранять". Если частник отказывался, его торговое место горело. Так постепенно стали соглашаться все. Находить общий язык с такими центрами влияния приходилось и нам, ведь потребкооперация в сфере торговли работала традиционно, более 140 лет, и планов отказываться от объектов из-за того, что времена меняются, у нас не было.

 Я вам больше скажу. Старейшие директора рынков вспоминают, что тогда разговор с такими неформальными группировками был иногда  честнее, чем с публично уважаемыми людьми, которые инициировали захват рынков под лозунгами блага местных общин.

- В какой период люди в спортивных костюмах исчезли с рынков?

 - С 2000-го где-то. Получив опыт первичного накопления капитала, быстро сориентировались: кто-то стал собственником коммерческих структур, кто-то возглавил рынок.

- Назовете их имена?

 - Нет. Зачем? У нас нет претензий к тому, как ведется хозяйственная деятельность на этих объектах.

- Вся страна видела, какие, в полном смысле, бои происходили за крупнейший рынок Днепропетровской области "Озерка". Закончилось все стрельбой и человеческими жертвами. Насколько часто, вообще, стреляют?

 - В 90-х часто было. Не хочу говорить, это касается семей погибших, но случаи, когда директора рынков исчезали, а через семь лет только находили тело, либо когда их расстреливали по дороге на работу, были в Луганской, Харьковской, Черниговской областях. Сегодня среди директоров рынков у нас в системе, помимо кооператоров, немало бывших сотрудников правоохранительных органов, так как это работа для сильных духом людей, которые могут и с предпринимателями общий язык найти, и не бояться защищать рыночное хозяйство от посягательств.

 Что касается "Озерки", потребительская кооперация сделала все возможное на том этапе. Вопрос был поднят до уровня президента, но рынок мы все-таки потеряли.

- А что сами предприниматели, торгующие на рынках, насколько активны во время конфликтов?

 - Предприниматель на рынке сегодня сильно отличается от того, каким он был в середине 90-х. Если тогда это был учитель либо инженер, который от безысходности пошел торговать, от нужды, то теперь от учителя осталось у него очень мало. Это человек, который умеет зарабатывать на себя и свою семью, он мало кому чем-то обязан, и он чувствует свою силу. Потребительская кооперация в партнерстве с этими людьми прошла годы испытаний становлением рыночной экономики, и сегодня налицо, что предприниматель сильно изменился. Скажу больше, у нас есть пример по Киевской области, когда во время конфликта вокруг смены собственника (попытка вывести рынок из системы потребительской кооперации) еще до того, как среагировали наши коллеги, оказалось, что сами предприниматели имеют свою общественную организацию, привлекают дорогих, опытных юристов и, фактически, не ими управляют, а они сами выбирают, какая администрация рынка им лучше - кооперативная, которая традиционно много лет работает с ними, или новая.

- А по Киеву рынки от системы потребительской кооперации как ушли? Еще с советских времен у вас в управлении были Бессарабка, Владимирский, Лукьяновский...

 - В 1992 году Киевская горадминистрация после двух лет непрерывного давления заставила кооператоров бесплатно передать в коммунальную собственность 23 рынка Киева. На сегодняшний день, как известно, в коммунальной собственности Киева находятся только 3 рынка. Показательны такие цифры: до 2007 года госстатистика показывала количество коммунальных рынков в Украине (после 2007 года  такую информацию не показывают), так вот на 1 января 2007 года этот показатель составлял всего 348.

БЕЗ РЕФОРМЫ НИКУДА

- А как же решения судов? Неужели никак нельзя было защищаться?


 - У нас есть заключения о праве собственности Института государства и права им. Корецкого, есть решение Конституционного суда Украины. В нашем праве на рынки не сомневались президенты Украины, премьер-министры. Но на местах находились физлица, которые, прикрываясь решениями местных советов, под видом коллективной ответственности, а вернее безответственности, пренебрегали этими решениями судов.

 Потери колоссальные, и говорить о них сегодня тяжело. Но это интервью стало возможным именно потому, что грабеж системы, которая объединяет интересы 500 тысяч пайщиков и членов их семей, подошел к концу. У нас начата реформа, и что немаловажно, больше нет такого правового контекста в стране, который бы давал возможность забирать на глазах у всех имущество, созданное для системы предыдущими поколениями кооператоров.

- В чем суть реформы?

 - Реформа предполагает сохранение целостности и единства системы (кстати, за последний год вернулись в состав Запорожская и Донецкая областные организации), повышение уровня защиты кооперативных организаций в принятии хозяйственных решений, в том числе относительно принадлежащего им имущества, упорядочивается нормативно-правовая база.

 Кроме того, мы сейчас внедряем новые мировые практики управления и учета. Все это позволит нам сохранить систему, в том числе и рынки, о которых мы сейчас говорим, и уверенно двигаться к цели - создать на базе рынков настоящие торгово-сервисные центры, где потребитель сможет получить не только качественный и менее дорогой, чем в супермаркете, товар, но и услуги в мини-отелях, центрах бытового обслуживания. Кроме того, выведем на новый уровень практику поддержки сельского населения через механизм предоставления удобных условий торговли. Также переформатируется работа по юридическому обеспечению рынков.

← Назад